30 лет со Дня вывода войск из Афганистана

 
30 лет со дня вывода войск из Афанистана
 
Через свою судьбу
15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода Ограниченного контингента советских войск с территории Демократической Республики Афганистан. «Афганская война» – так все привыкли называть трагические события, растянувшиеся на 10 долгих лет. Они открыли очередную героическую страницу в новейшей истории нашей страны, вновь рассказав всему миру о мужестве, стойкости и отваге советского солдата.
 
Советский Союз не только воевал в Афганистане, но и занимался обустройством: возводились жилые дома, больницы, школы, детские сады. Советские врачи и педагоги приезжали для того, чтобы лечить и обучать мирное население. Помимо этого Советский Союз оказывал соседу гуманитарную помощь, поставляя через аэропорты Кабула и Баграма необходимое продовольствие и медикаменты.
 
Сегодня только в Байкальске, Утулике и Солзане проживают более 10 ветеранов той страшной войны. В их числе – Юрий Днепровский, подполковник в отставке, участник вооруженных конфликтов в Афганистане, Нагорном Карабхе и Чечне. Он пишет стихи и песни о Родине, долге, любви и боевом товариществе, а с ребятами и взрослыми военно-спортивного клуба «Отечество» (школа №12) занимается спортивной стрельбой, шахматами, рисованием.
 
- Большинство людей знают о патриотизме лишь понаслышке, - говорит Юрий. А мы – через свою судьбу. И когда сегодня тебя под громкие звуки оркестра отправляют отдавать разные сомнительные «долги», а завтра... Эх, да что там говорить. Знаете, мне, как полевому командиру спецназа, очень повезло: ни в одной огненной точке я не потерял ни одного бойца. Были, конечно, серьезные ранения, но все мои ребята вернулись домой живыми.
 
- Общим мнением военных историков и аналитиков война в Афганистане признана «уникальной». Многие рассекреченные операции, проведенные советским командованием, вошли в мировые учебные пособия по тактике и стратегии...
 
- По себе знаю, что человеческий организм способен на невозможное. Во второй командировке в Чечне я практически не спал около полутора месяцев: у меня не было глубокой фазы сна. Да и как я мог спать, если у меня на столе минимум два телефона, три-четыре рации, работают четыре пары снайперов, которые ведут наблюдение, ведут оборону. Они верят моему голосу, верят мне, как командиру. И я им верю. Понимаете, наш человек, сибирский особенно, очень мотивирован простым человеческим отношением к справедливости. У нас ведь не было нормальной экипировки, не было современного оружия... но была мотивация. И, фактически, те, кто «вытащили» эту войну, – полевые командиры со своими ребятами. Я невероятно горжусь их выносливостью, терпением, героизмом. Сколько раз и командиры, и солдаты, когда заканчивались боеприпасы, подрывали последние гранаты и прикрывали отход. Да всем этим «товарищам» других армий – НАТО или США даже не снилось, что наши ребята там делали!
 
- Советский контингент покидал Афганистан с чувством выполненного долга. Но были и те, кто считал, что нужно «стоять до конца»...
 
- Я против любой войны. Считаю, что лучше иметь высокотехнологичную, мотивированную армию, чем «закрывать» огрехи политиков телами молодых парней. И к этому уровню мы сейчас подходим. Как человек военный и технически грамотный, я с гордостью смотрю на то, что в России сегодня разрабатываются новейшие виды вооружения.
- Спасибо, Юрий Викторович. С праздником Вас!
О. Синёва.
 

И в Афгане, и в Чечне
В январе 1995 года формировался отряд омоновцев, который должен был отправиться в Чечню. В него попадали иркутяне, ангарчане и братчане. Принцип формирования: в отряде не должно быть «возрастных» сотрудников (старше 35 лет) и многодетных. Сотруднику Иркутского ОМОНа Павлу Волкову, который с марта 1994-го служил милиционером группы захвата, было на тот момент 35 лет. И у него в семье было трое детей. Поэтому Волков был в резерве. Но сотрудники из Братска по какой-то причине не поехали. Его вызвало начальство.
 
Об опасной командировке мужа его супруга узнала из телевизионного сюжета, в котором сообщали о показательных выступлениях омоновцев перед начальниками районных отделов милиции. Комментарий завершала фраза: «Завтра отряд Иркутского ОМОНа отбывает в командировку на Северный Кавказ».
 
Срочную службу Павел проходил «за речкой», так говорили про Афганистан. Боевой опыт, полученный там, впоследствии часто помогал ему на Северном Кавказе. В Старопромысловском районе Грозного перед ними стояла задача: выдавливание боевиков и зачистка местности, где проживал дудаевский тейп. Только трое в отряде имели боевой опыт. И потому в группе взаимодействия, в которую входил экипаж старенькой БМД (еще Афган помнил) с пацанами - десантниками срочной службы, ему приходилось быть инструктором. 
 
- Мой 4-й блокпост был у Сунжи. Рядом - плавательный бассейн и дорога на ликеро-водочный завод. У меня было правило: не ставить срочников на передний край, - говорит Павел Александрович. - Они занимались перезарядкой оружия. И все же по неопытности с ними случалось всякое. Сумерки. Показал им линию, где поставлены растяжки. «За дровами не ходить!», - говорю. Но ведь январь, холодно. Паренек пошел за дровами. И... потянул доску. Хорошо, я был рядом, прыгнул и сбил его с ног. Потом поздравляли парня с днем рождения.
 
Но встречались и другие. Служил на ГАЗ-66 прям-таки виртуозный водитель. Никакие воронки и препятствия его не останавливали. Он в буквальном смысле жил в машине, следил за ней, ремонтировал. Ему предлагали передохнуть, а он на это говорил: «Это моя жизнь». Мудрость у этого мальчишки была. Когда мы уезжали (командировка была самая короткая - 45 дней), он был жив. Надеюсь, что он благополучно вернулся домой после службы.
 
Павел Александрович рассказал историю, связанную с командировкой в Чечню. В Иркутске перед самой отправкой к нему подошла незнакомая женщина лет сорока пяти. Она подала ему небольшую икону Казанской Божией матери с тропарем на обороте и сказала: «Возьми». Все трудные дни в «горячей точке» святыня оберегала его от бед. Оберегать было от чего.
... У старшего сына был день рождения. Разница в летах у отца и сына - 22 года и 22 дня, подсчитали. Отец, конечно же, помнил об этом, хотя и был далеко от дома. В ночь со 2-го на 3-е февраля, после проведения зачистки на ликеро-водочном заводе, поужинали. Все устали. Легли спать. Среди ночи Волков проснулся, словно его кто-то толкнул. Вышел. И услышал нарастающие звуки минометного обстрела. Залетев в палатку, он заорал:«Сваливаем!» Конечно же, словцо было «покрепче» и понятнее бойцам. Успели выскочить! Когда обстрел закончился, вернулись к палатке. А в ней - дырища, на лежаках - осколки. Уцелевшая жизнь отца - такой был подарок сыну на день рождения.
 
Медалью «За отвагу» (1995 год) лейтенант П.А. Волков был награжден за личное мужество, проявленное в ночном бою, когда группа попала под снайперскую атаку.
 
Запомнился ему стремительный выход отряда из зоны боевых действий через Моздок в аэропорт Минвод. Ушли колонной, в ночь, без боевого охранения. А на следующий день выяснилось, что колонну ждали, и были подрывы. Успели проскочить. От гражданской обстановки возникло у него необъяснимое чувство, словно вернулся из Зазеркалья...
 
Рассматриваем полароидный снимок из 1996 года: блокпост на развилке дорог, загорелые лица омоновцев и военнослужащих Тверского батальона особого назначения, за спиной - надпись «100 дней до приказа». Подпись на обороте: «Дяде Паше от Андрея - зёмы и Лехи». «У них - 100-дневка, а у меня 10 дней до самолета домой, - улыбается Павел Александрович. - Это во второй командировке». Она «наградила» П.А. Волкова ранением в ногу и контузией, второй по счету. Первая контузия с потерей памяти была у него, командира отделения разведки, в Афганистане. Тогда его лечили в Ташкенте и Подольске, на этот раз - в госпитале аэропорта «Северный». Долечивался и проходил реабилитацию дома.
 
В 1996 году он с семьей переехал в Слюдянку, дав обещание жене начать решать житейские вопросы. Обосновались. Но восемь лет назад в семью пришло горе. Павел Александрович очень тяжело перенес смерть жены, долгое время жил один.
Воля помогла ему найти в себе силы жить и работать. Четыре с половиной года назад у него во втором браке родился сын Владимир. Майор запаса, ветеран МВД П.А. Волков работает в детско-юношеской спортивной школе тренером-преподавателем по волейболу, активно участвует в работе Слюдянского отделения «Движение в поддержку армии».
С.П. Волгина,
книга «Эхо Чечни»,  
гл. 6. «Участники боевых действий МВД, МЧС
и других структур».

Виват, шурави!
«Шурави» - так именовали моджахеды советских солдат в Афганистане во время военного конфликта 1979-1989 гг.
Слово происходит от арабского «совет», а также созвучно персидскому «советский». Впоследствии оно перешло в практику общего употребления среди афганского населения и даже приобрело положительный окрас. Сегодня так называют себя ветераны афганской войны, честно и в соответствии с присягой выполнившие свой воинский долг. Согласно опросам, 90 процентов местного населения Афганистана вспоминают «шурави» с уважением. В интервью российским и зарубежным СМИ афганцы говорят о том, как много было создано в их стране советскими солдатами.
 
Накануне 30-летней годовщины вывода Ограниченного контингента советских войск с территории Афганистана с теплыми словами поздравления к участникам той войны обращается Андрей Животягин, председатель филиала Слюдянского района Иркутской областной общественной организации «Ветераны и инвалиды боевых действий в Чечне и иных локальных конфликтов».
 
- От лица нашей организации хотелось бы пожелать ребятам крепкого здоровья, семейного благополучия и, самое главное, мирного неба над головой. У меня есть знакомый, ветеран Афганистана, который сам принимал участие в выводе войск, лично сидел в колонне на БТР. Да, это был настоящий праздник, радостное событие для всех жителей Советского Союза: сыновья возвращались домой. Они сделали огромное дело. И сегодня снова хочется сказать: виват, шурави!
Наш корр.